Тихий океан и цветы Ирины Миклушевской.

08.01.2017

Тихий океан и цветы Ирины Миклушевской.

Океан - изменчивая, играющая цветами неба и глубин стихия. Стихия, изобразить которую, – задача трудная, – океан ускользает, он переменчив, «эмоционален», он полон отражениями неба и тенями живущих в нем рыб и бог знает каких диковинных существ.

11.jpg

Ирина Миклушевская, чья персональная выставка «Путь к морю» прошла 20 декабря- 8 января в залах ММСИ (Петровка, 25) с этой задачей справилась блестяще. Художница сумела передать главное, - то ощущение от волны, ветра, хмурой или солнечной погоды, шторма или штиля, переливчатые цвета и формы которого и есть – океан.

7.jpg

Цветы – пионы, розы, лилии – другая тема акварелей и живописи Миклушевской.

На океанском побережье у меня всегда рождалось чувство счастье, оно возникало из собственной хрупкости перед лицом этой огромной,опасной, непостижимой «массы воды», из возможности ощутить пульсацию волн в себе и на своей коже, из соли приливов и отливов. На выставки Ирины Миклушевской это чувство счастья вновь нахлынуло и задержало меня около серии её тихоокеанских эскизов, особенно около одного с оранжевым солнцем пролитым в зеленоватые волны... Захотелось, как бывает у меня всегда, когда «попадаю в ритм», остановится и просто дышать насыщенным цветом и светом воздухом.

9.jpg

Что такое искуство? Ответ на этот вопрос я однажды нашла в творчестве японского поэта, мастера чайной церемонии, каллиграфа, дзэн-буддийского монаха Иккю Содзюна, спросившего себя и ответившего нам из далекого 15 века: «Как сказать, в чем сердца суть? Шум сосны на сумиэ».

8.jpg

Все просто – живость впечатления и мастерство, способность пережить мгновение жизни как созвучие чему-то очень личному в себе, и выразить его в форме. Неважно какой жанр, метод, стиль...главное быть камертоном увиденному. Ирина, используя традиционные, академические техники живописи и акварели, добивается чистоты звучания. Ее Тихий океан – это мгновения, каждое – целостное переживание.
Безлюдность океанического пейзажа (лишь иногда на фоне бухт «появляются» владивостокские корабли, лодки) не делает его безжизненным. Он не нуждается ни в каком «оживлении» для жизни, он сама Жизнь, то из чего жизнь когда то вышла обживать сушу.

10.jpg

 Когда «океан» выходит из своих берегов, он претерпевает метаморфозу и «расцветает»: букеты Миклушевской и «кананонические» образы дальневосточной поэззии, и просто любование - впечатление от красоты летнего или весеннего дня. Впечатление, которое «порхает» с картины на картину как бабочка, радуя живостью и элегантностью. И это то непосредственное чувство, которое мне хочется не разучится переживать путешествуя по «побережьям» своей жизни. Алла Харитонова, культуролог.

Возврат к списку