Внутренний мир японок и русских одинаков!

29.11.2011

Внутренний мир японок и русских одинаков!

Для сравнения возьмём работы японской художницы Харуми Косуги и русской художницы Ирины Миклушевской.

17.jpg          18.jpg


Они обе женщины, обе акварелистки, примерно одного возраста и работают практически в одинаковом стиле. Рассмотрим их картины, созданные абсолютно независимо друг от друга в разное время. Художницы никогда не знали о существовании друг друга и работы коллеги по жанру никогда не видели. Время рассматривания около 3 минут.
 Состояние сознания – спонтанная иррациональность, никакого психологического насилия, отрешённость и отсутствие определённой цели. Не надо заставлять себя виртуально входить во внутрь картины. Это само придёт или не придёт. Просто наслаждайтесь тем, что видите. У японцев это называется бигаку: бездумное спонтанное наслаждение тем, что видишь. Кстати, Сальвадор Дали, ничего не ведая о бигаку, назвал аналогичный процесс «спонтанным методом иррационального познания».
 Вот что пишет искусствовед Анастасия Кальчева: “Японское ощущение красоты возникает из ощущений. Японское искусство сосредоточено на том, что красота – это ощущения людей, а не воспринимаемое умом понятие красивого, как это понимается на Западе. Японское чувство прекрасного («бигаку») очень субъективно и зависит от каждого отдельно взятого индивидуума, не имея безусловных критериев для оценки массами. На Западе же существуют тщательно разработанные и укоренившиеся критерии, что считается прекрасным, а что – нет. Для жителей Запада японское чувство красоты практически не поддаётся пониманию в силу того, что «бигаку» настолько утончённо и присуще только японцам и никому более.
 К примеру, европейцы, скорее будут восхищаться красотой только что распустившегося цветка, который ещё полон жизненных сил, а японцев в этом случае куда больше привлечёт цветок, который увядает и чьи лепестки практически облетели. Это не значит, что японцы не считают красивыми свежие и только распустившиеся цветы. Просто японское чувство прекрасного включает в себя понятие «аварэ» («печаль, сострадание»), которое японцы испытывают к столь красивым вещам, как те же цветы, потерявшим свою былую красоту.
 Но в то же время нашедшим её в полной противоположности от привычного для европейцев понятия красоты. Японский язык столь же специфичен, как и многие другие обычаи этой удивительной страны, в нём много пауз и пустых пространств («ма»), в которых кроется истинное содержание той или иной фразы и которое и ищут японцы, общаясь друг с другом. Традиционные стихотворения хайку состоят всего из нескольких слов, рисующих простую картину, но под этим внешним пластом информации лежит ещё один, а то и несколько, и добраться до них – истинное удовольствие для настоящего японца. Концепция «пустого пространства» («ма») присутствует не только в речи, но и в музыке, литературе в целом, архитектуре и живописи. Японцы придают большое значение «ма», они не выражают истинных своих чувств и желаний, предпочитая им недомолвки и умолчания.
 В традиционной японской живописи использовались только два цвета – чёрный и белый, а рисунок наносили тушью на бумаге или на лоскуте шёлка. Достаточно было нескольких простых мазков кисти, чтобы передать желаемое и отразить переменчивое настроение художника. Традиционная японская живопись неясна и туманна, в отличие от западной живописи с её чёткой и ясной манерой исполнения, а также яркими красками”.
 Итак рассматриваем картины. Уже с первого взгляда поражает идентичность сюжетов, одинаковость красок, похожесть стиля и однородность пространственного решения. Непосвящённый сказал бы, что это рисовал один и тот же художник. Но это всего лишь поразительное совпадение: женщины никогда не видели работы друг друга!

19.jpg       20.jpg

Ирина Миклушевская                 Харуми Косуги

Мир жёлтого, коричневого и зелёного объединяет картины в одно целое. Создаётся некий семантический центр обеих картин. Чувствуется туннель во внутренне пространство картин. Левый глаз и соответственно левая часть мозга проникает в чувственность Ирины, а правый глаз и правая часть мозга в Харуми.
 Я не могу передать, то что чувствую, но это близко к …
Впрочем у всех может быть по разному! Потому что это ваби-саби: часть японского эстетического мировоззрения. «Ваби» ассоциируется со скромностью, одинокостью, неяркостью, однако внутренней силой. «Саби» — с архаичностью, неподдельностью, подлинностью. Истинное понимание недостижимо посредством слов или языка, поэтому принятие ваби-саби через несловесные способы выражения является наиболее подходящим.
21.jpg 22.jpg

 Ирина Миклушевская                 Харуми Косуги

Здесь чувствуется торжество красного цвета. Он приковывает внимание, резко даёт по мозгам. Красный цвет выполняет роль коана в дзен, изменяя состояние сознания для ощущения многомерности мира. Затем сознание переключается на другие детали картин, потом на фон и далее в пространство за кувшином, имеющимся на обеих картинах. При этом левый глаз имеет большую пространственную перспективу благодаря более абстрактному фону на картине японки.
 Внимание левого глаза тормозится ковром, а правого глаза беспрепятственно входит в туманность фона Харуми и проникает в пространство другого измерения. Там внимание делает изгиб и входит в картину Ирины с обратной стороны сквозь жёлтое семантическое пятно в центре ковра.
 Я вижу арбуз с другой стороны, погружаюсь в его мякоть, чувствую сладость и струящийся сок…

23.jpg         24.jpg
 
Ирина Миклушевская                      Харуми Косуги

 
Внимательно вглядываюсь в обе картины. Через минуту улавливаю в обеих некий образ лица, внимательно смотрящий из-за цветов на меня и сквозь меня. Мистическое чувство растёт по мере рассматривания этого смутного образа за цветами.
 Ничего удивительного – это югэн. Японское свойство мистического переживания того, что видишь. Объекты юген невозможно описать словами, осознать, их можно чувствовать. Как на этих картинах.

 25.jpg 
 Ирина Миклушевская

 26.jpg
Харуми Косуги


Представьте что два жёлтых букета на картинах – это окуляры бинокля Если смотреть сквозь окуляры этого бинокля в пространство за цветами то видишь другой мир.
 Я вижу то же, что и обе художницы светлым добрым и солнечным Желтый цвет в Японии символизирует солнце, а букет из желтых цветов олицетворяет пожелание добра и света.

27.jpg   28.jpg

Ирина Миклушевская                    Харуми Косуги


Нежность цветка на столе Мыслей моих мотыльки устремились к нему Тихая радость в сердце вошла... Моно-но аварэ “печальное очарование вещей”, одно из определений прекрасного.
Оно связано с верой в то, что в каждой вещи заключено своё божество — ками, в каждой вещи — своё неповторимое очарование. Аварэ — это то, что вызывает восторг, взволнованность. Аварэ — внутренняя суть вещей.
 А теперь сравним морской пейзаж Ирины Миклушевской с морем другой японской акарелистки Харука Макита.

29.jpg          30.jpg

Ирина Миклушевская                   Харука Макита


Море горы и облака образуют японское чувство сибуй. Сибуй - это красота простоты плюс красота естественности. Сибуй - это первородное несовершенство в сочетании с трезвой сдержанностью.
 Все искусственное, вычурное несовместимо с этим понятием.
 Если пристально рассматривать обе картины, в каждой из них также обнаруживается некий семантический центр. Отчётливо видно, что обе художницы даже слегка акцентировали эти центры краской. Когда замечаешь эти центры, возникает чувство трансцендентности. Как будто это входы в другие миры.

Виктор Фершт
источник

Возврат к списку